Как я "откосил"?

Последнее время мне часто задают вопрос, как я откосил от армии, и ставят меня этим в тупик. Дело в том, что я не косил; а всего лишь потребовал провести мой призыв в четком соответствии с законом, и не только, а с обязательным привлечением к ответственности должностных лиц военного комиссариата, виновных в нарушении законодательства. И когда я это объясняю, то мне сразу же задают вопрос, который ставит в тупик еще больше: так что же военкомат нарушил? Очень трудно объяснить, что нарушено, когда нарушено ВСЕ…

Существующая процедура призыва офицера запаса, предусмотренная законом, сама по себе является благодатнейшей почвой для всевозможных нарушений и злоупотреблений - призыв офицера запаса производится лично военным комиссарам, без какого либо контроля со стороны призывной комиссии и возможной ответственности за допущенные нарушения. Долгое время я полагал, что негласное распоряжение игнорировать военное законодательство - инициатива военного комиссариата г. Москвы. Это и понятно, Москва город сложный, призывник здесь ушлый и грамотный, по закону призвать его нелегко, вот военкомы и выкручиваются, как могут. Но, ознакомившись с ситуацией в целом по России, понял, что подобные нарушения норма не только для Москвы, но, возможно даже в большей степени, для регионов. Тогда мне стало очевидно, что подобное распоряжение должно исходить из недр значительно более высоких военных структур вплоть до Генерального штаба ВС РФ. Вообще-то, я довольно продвинутый молодой человек призывного возраста, поэтому, окончив институт, стал готовится к призыву. Для начала я изучил все рекомендации Комитета солдатских матерей и законы, знание которых, по мнению КСМ, необходимо призывникам. В военкомат я шел, как мне казалось, вполне подкованный, только там меня встретили не менее подкованные люди, которые читали те же самые рекомендации.

Самое поразительное - с точки зрения рекомендаций КСМ мой абсолютно незаконный призыв был осуществлен "по закону". Уже потом, несколько оправившись от шока, я проанализировал эти рекомендации, и понял их главный недостаток: все они касаются только обязанностей призывников и практически не затрагивают обязанностей должностных лиц военного комиссариата. К чему мне знать, например, за какие нарушения правил воинского учета меня могут привлечь к административной ответственности, если, как это было в моем случае, правила воинского учета нарушаю не я, а военный комиссар? Ни в каких рекомендациях и "советах" нельзя найти ответ на подобный вопрос, как нельзя узнать, возможно ли, в принципе привлечь к ответственности недобросовестного военного комиссара. В итоге я, гипертоник с 6-ти летним стажем, оказался призван решением военного комиссара от 28.09.99. Что могло помешать военному комиссару исправить запись, сделанную врачом, который зафиксировал мою гипертонию, на "жалоб на состояние здоровья не предъявлял - годен без ограничений"? На мой вопрос, как такое могло произойти, я получил от военного комиссара исчерпывающий ответ, что его не интересует мнение врачей - он считает меня здоровым и годным. И действительно, что ему могло помешать? И кто?… Он до сих пор не привлечен к ответственности, несмотря на ряд жалоб в военную прокуратуру города Москвы и Главную военную прокуратуру. Потому что военным прокурорам тоже ничто не мешает, даже вступившее в силу решение суда, заявить что "все было сделано правильно". Короче, "сам дурак"… Естественно, я оказался совершенно безоружен перед подобным наглым нарушением всех мыслимых законов. В день вручения мне предписания, я даже не смог дойти до дома, чтобы сообщить родителям эту "радостную" весть - с сильнейшим сердечным приступом меня подобрала на улице "Скорая помощь" и отвезла в больницу…

В ситуации, которая, по определению, не может находиться под чьим-либо контролем, кроме как военкомата, было очень трудно сориентироваться - что делать и кому жаловаться. В КСМ, куда бросилась моя мама, в надежде получить поддержку и разумный совет, ей объяснили, горестно покачав головой, что "все очень плохо и теперь никто не сможет помочь, даже суд". Первый шаг невольно подсказал сам военком. Когда ему было сообщено, что я попал в больницу и выполнить предписание не смогу, он заявил, что подаст на меня материалы в военную прокуратуру, поскольку я уклоняюсь от военной службы (хотя острые проявления заболевания сердца и сосудов вряд ли могут служить причиной для уголовного преследования). Но не это главное. Главное то, в эмоциональной речи военкома были обозначены инстанции, к которым я мог апеллировать в моем с ним споре. После чего я и обратился в суд и военную прокуратуру с жалобой на действия военкома. Кроме того, я понял, что к речам военкома стоит внимательно прислушиваться, а бумажки за его подписью внимательно прочитывать и бережно хранить, ибо и то и другое - неиссякаемый и драгоценный источник информации, практически недоступной простому призывнику, а предназначенной "Для служебного пользования".

Первоначальная моя жалоба в суд была основана лишь на законе "О воинской обязанности и военной службе". Однако вскоре из наглого и лживого письма военкома в адрес моих родителей я узнал о существовании приказа Министра обороны № 315, регламентирующего порядок проведения медицинского освидетельствования. Внимательно изучив текст приказа, достать который было делом техники, я выяснил, что ни одно из обязательных мероприятий, которые приказом Министра обороны возложены на военкомат, в моем случае выполнено не было. Затем, в очередном послании, военный комиссар сообщил, что мой призыв осуществлялся четко в соответствии с приказом Министра обороны № 400, регламентирующим порядок организации призыва. Ознакомившись и с этим приказом, я выявил еще целый ряд нарушений. Кроме того, военком неоднократно ссылался на "положение о военном комиссариате", и напрасно, поскольку и "положение" он привычно не соблюдает. Досконально изучив все перечисленные документы, я понял, что вся процедура моего призыва - просто цепь всевозможных нарушений…

…Довольно интересно было слушать свидетелей со стороны военкомата - пришедшие врачи сразу честно сказали, что жалобы я "заявлял", что никакие сведения о моем нахождении на диспансерном наблюдении, которые должен был представить военкомат в медицинскую комиссию, не представлялись. Начальник офицерского отдела с солдатской прямотой заявил суду, что жалобы на состояние здоровья я, действительно "заявлял", но их задача - призывать, а не обеспечивать медицинское обследование; и если у меня есть какие-то болезни, с ними должен разбираться командир части, в которую я попаду, а беспокоить такими пустяками военного комиссара не следует. Естественно, услышав подобный бред, судья, который, по слухам, ранее никогда не выносил решения в пользу призывника, признал мою правоту, отменив решение о призыве и обязав военкомат исправить все допущенные нарушения. Правда, в компенсации морального вреда суд мне отказал, посчитав, вероятно, что отмена решения о призыве - уже достаточная компенсация.

Тут бы военкомату заткнуться, и забыть о существовании такого призывника как я. Но там нет умных людей, зато наглых хватает. Через 10 дней после вступления решения суда в законную силу я был приглашен в военный комиссариат письмом "для выполнения решения суда". От такого приглашения (не по повестке) я не мог отказаться. В военкомате на меня сбежались смотреть все сотрудники - очевидно, обо мне там знали, хотя за год, пока шел процесс, я заходил туда лишь раз. Разговор с военным комиссаром состоялся при закрытых дверях в присутствии начальника офицерского отдела, начальника юридического отдела и сотрудника того же отдела. Разговор свелся к сообщению, что они в течение месяца должны осуществить мой призыв. Кроме того, мне разъясняли возможности военного комиссариата по привлечению меня к уголовной и административной ответственности. Объяснили, что могут пристрелить меня прямо здесь, причем для наглядности начальник юридического отдела помахал у меня перед носом пистолетом (возможно, водяным). Закончил разговор военный комиссар тем, что пообещал поставить вопрос о лишении меня офицерского звания - оказывается, я его недостоин. Последнее заявление меня сильно возмутило. Я в судебном порядке доказал, что военный комиссар, призванный исполнять закон, злостно его нарушает, что можно объяснить в лучшем случае неполным служебным соответствием, а в худшем - преступным умыслом. И надо же, он достоин быть офицером! А я - недостоин... Я поставил вопрос перед его начальством о лишении военного комиссара звания, а так же о привлечении его к ответственности за допущенные нарушения. Естественно, звания с военного комиссара никто не снял. Мне опять ответили - "все было сделано правильно" (А что еще им отвечать?). И спустя два месяца, видимо по приказу "сверху", военком подал заявление о восстановлении пропущенных сроков для подачи кассационной жалобы, в чем суд ему отказал. Это последнее судебное заседание состоялось 15 марта 2001 года - через полтора года после того, как мне всучили предписание. У военного комиссара есть еще возможность подать частную жалобу на решение суда об отказе в приеме его кассационной жалобы. И в случае ее удовлетворения суд может затянуться еще года на полтора. А там, глядишь, я закончу аспирантуру, где уже полгода учусь, или станет наша армия профессиональной, хотя последнее вряд ли…

Уже после того как я написал эту статью произошли важные события - военкомат все таки подал кассационную жалобу и, уже Мосгорсуд подтвердил мою правоту. Однако, не смотря на окончательное вступление в силу решения суда через месяц после этого военный комиссар города Москвы Сорокин по запросу Министерства обороны сообщил, что "никаких нарушений не выявлено, призыв осуществлен в четком соответствии с законом и лейтенант Шайкин подлежит отправке в часть". А недавно - в августе 2001 года зайдя по своим делам в суд встретил там представителя военкомата, который сообщил мне, что сейчас он готовит ходатайство о принесении протеста в порядке надзора. Надзорная инстанция так же отказала военкомату. В связи с уклонением военного комиссара от исполнения решения суда мне пришлось обратиться в службу судебных приставов. После ряда штрафов решение суда было исполнено. И еще через два месяца военкома привлекли к уголовной отвественности. Он получил три года условно, за злоупотребление должностными полномочиями и был амнистирован.


Статьи по теме:

Отсрочка от армии

«Откосить» от армии

Заберут ли в армию, если тебя отчислили?

Отсрочки от армии отменят весной

Отсрочка от призыва на военную службу

Интервью Владислава Николаевича Путилина, данное читателям сайта Страна.ru

Павел Шайкин shy@narod.ru
Бесплатные консультации призывников